Cover a688e4c5f93355bf64280c712df12114

Путеводитель по местам знаменитого Перикла

Добавить
в wishlist

политика
демократия
древняя греция
перикл
1 260
Путеводитель
на 3 Дня
Этот город в википедии

Афины V века до нашей эры достигли полного расцвета, объединив политическую и военную мощь с культурными достижениями. Здесь писали свои трагедии Софокл, Эсхил и Еврипид, работали архитекторы Иктин и Калликрат, скульпторы Фидий и Мирон, философы Демокрит и Сократ. Но в каком-то смысле Афин бы не было без Перикла. Без него город вряд ли достиг бы такой славы в древнем мире и вряд ли бы привлекал миллионы туристов сегодня.

Политик и «первый
гражданин»

Перикл (495–429 до н. э.) выдвинулся в качестве политика в Афинах в 460-х годах, а после много лет де-факто правил городом, ежегодно избираясь стратегом (генералом). Перикла знали как выдающегося оратора; по словам Плутарха, он «превзошел всех ораторов». Ему приписывали особый дар убеждения: говорили, что с его уст словно слетает богиня убеждения Пейто. Талант Перикла всячески развивали его учитель, философ Зенон, а также его друг, философ Анаксагор.

Периклу приписывали особый дар убеждения: говорили, что с его уст словно слетает богиня убеждения Пейто

Перикл родился в Холарге (Χоλαργός) — сейчас это одно из зажиточных северных предместий Афин у подножия горы Гимет — и принадлежал к уже второму поколению афинян, жившему при полной демократии. То есть не было никакого представительства граждан политиками: законодательную и судебную власть граждане осуществляли напрямую, и на все исполнительные должности кандидаты избирались голосованием.

О частной жизни Перикла мы знаем немного — вместо деталей биографии до нашего времени дошли постройки древних Афин, которые остались памятником его деятельности спустя почти 2500 лет.

Вечер пятницы

Рейс из Москвы прибывает в Афины уже после полудня — остаток дня лучше всего посвятить Акрополю. Афины во времена Перикла были крупнейшим городом античности: чтобы прогулочным шагом обойти Акрополь вдоль его южного склона, спуститься к стоящему на Древней Агоре храму Гефеста, а потом кругом, через район Плака, вернуться к Акрополю, вам потребуется никак не менее часа.

По пути вы увидите кладбище Керамик, холмы Пникс, Филопаппу и Ареопаг, древний Театр Диониса и более поздний Театр Герода Аттика, Библиотеку и Триумфальную арку Адриана, а также построенный этим же римским императором храм Зевса Олимпийского.


Прекрасный, в лунные ночи прямо-таки завораживающий вид на Акрополь открывается с Ареопага. Будьте только предельно осторожны на скользких камнях, отполированных миллионами подошв.

Ужинать лучше всего в двух районах в пешей доступности от самого центра: например, в Гази (Γκάζι) неподалеку от метро «Керамику» (Κεραμεικού), где немало дорогих, с претензией, заведений, или в Псири (Ψυρή), что близ метро «Монастираки», — второе место известно людными ресторанами с местной музыкой, впрочем зачастую слишком громкой.

Из хороших рыбных заведений могу порекомендовать Βολιώτικο Τσιπουράδικο с разнообразием морепродуктов и свежей рыбы. Прогулка после ужина в самом центре безопасна до позднего вечера, за исключением окрестностей метро «Омония», где кризис и неконтролируемая миграция значительно повысили уровень уличной преступности.

Суббота

День снова стоит начать с Акрополя. Это не только главная достопримечательность, но и место, открытое палящему солнцу, а потому, чем раньше к открытию вы придете, тем лучше для вас, даже весной и ранней осенью. В летние дни вам непременно нужно иметь с собой бутылку воды, крем от солнца, солнечные очки и головной убор. Купив за 12 евро билет, поднимайтесь к Периклову памятнику. Тот же билет стоимостью 12 евро позволит вам посетить Древнюю и Римскую Агору, храм Зевса Олимпийского и Керамик.

В V веке до н. э. после победы в греко-персидских войнах Афины стали безраздельно доминировать в Эгейском море. Сплотившийся вокруг них Делосский союз городов-государств постепенно преобразовался в Афинскую морскую державу, — да, именно так афиняне ее и называли: держава, архэ.


Более полутора сотен государств-союзников оставались равными партнерами лишь номинально, а в действительности Афины правили железной рукой, собирая с подданных налоги на строительство флота, защищавшего тех от персов — и по совместительству от врагов Афин. Перикл сформулировал эту политику так: «Афиняне не обязаны отдавать союзникам отчет в деньгах, потому что они ведут войну в защиту их и сдерживают варваров <...> а деньги принадлежат не тому, кто их дает, а тому, кто получает...»

Когда положение морской державы укрепилось, а казна Союза была переведена с Делоса в Афины, Перикл решил воздвигнуть такие здания, которые бы не оставляли никакого сомнения в мировом первенстве Афин, в верховенстве их политического строя и непревзойденности военной мощи.


«По красоте своей они с самого начала были старинными, а по блестящей сохранности они доныне свежи, как будто недавно окончены...» — эти слова Плутарха до сих пор применимы к ансамблю Акрополя: несмотря на куда худшую сохранность, блеск остался неизменным.

После 449 года установился мир с Персией, но Афины некоторое время стояли разрушенными. Строительство началось в 447 году до нашей эры: были начаты Парфенон и хрисоэлефантинная (покрытая пластинами из золота и слоновой кости) статуя Афины Паллады, покровительницы города. Противники Перикла упрекали его в растрате денег союзников.


Перикл возражал, что союзники находятся в безопасности, а потому Афины могут тратить средства по своему усмотрению. Тем временем, чтобы союзники не роптали, Перикл селил на их землях афинских колонистов и жестоко подавлял бунты.

Мы взбираемся через колоссальные Пропилеи, и в нестерпимом блеске солнца возникает ослепительный Парфенон, эталон античного зодчества. Кажется, что дорический периптер воплощает строгую гармонию геометрических фигур; в действительности же зодчий Иктин спроектировал храм таким образом, что в нем нет ни одной прямой линии. Скажем, если мысленно продлить линии угловых колонн вверх, то они пересекутся на высоте примерно пять километров.


Но именно такие искажения человеческий глаз воспринимает как торжество прямых линий. При этом имперское величие Парфенона (именно здесь хранилась казна Афинского морского союза) оттеняется декадентским изяществом двух малых храмов — Ники Аптерос, который выдержан в менее официальном, более тонком ионическом ордере, и Эрехтейона, где с одной стороны — ионический портик, а с другой — знаменитые колонны-девушки, кариатиды.

С Акрополя открывается захватывающая панорама на долину области Аттика, которая почти вся захвачена сейчас афинским мегаполисом. Но и в годы Перикла в этом пространстве между горами Гимет, Пентеликон и Парнита кипела жизнь, а текущие с гор ручьи и речушки разбирали на оросительные каналы задолго до того, как они достигали моря.


Согласно архитектурному замыслу Парфенон должен был господствовать над Аттикой и всем греческим миром, показывая мощь Афинского государства. Взглянув на юго-восток с крепостной стены Акрополя, вы увидите маленький Театр Диониса, где были впервые поставлены все пьесы Эсхила, Софокла и Еврипида.

В маленьком Театре Диониса были впервые поставлены все пьесы Эсхила, Софокла и Еврипида

Политическая карьера будущего генерала Перикла началась с того, что он проспонсировал постановку «Персов» Эсхила в 472 году в Театре Диониса. Быть спонсором театрального представления было почетно и возвышало человека во мнении сограждан, а часто и помогало ему занять выборную должность.


Если же смотреть с Акрополя на юг, вы увидите длинные коридоры улиц, будто прорубленных через бетонные джунгли города к афинской гавани Пирей. Здесь в V веке проходили укрепленные Периклом Длинные стены (Μακρά Τείχη), тянувшиеся на многие километры и делавшие Афины самодостаточным городом: имея гарантированное снабжение из защищенной гавани и господство на море, он мог сколько угодно выдерживать осаду.

Именно это позволило Афинам продержаться три десятилетия в Пелопоннесской войне против доминировавшей на суше Спарты. Перикл придумал совершенно новую для своего времени оборонительную стратегию, которая потерпела крах лишь четверть века спустя после его смерти.


Заключалась эта стратегия в том, чтобы отсиживаться за неприступными стенами, позволяя врагу грабить поля и дома, но отказываясь от решительной битвы в открытом поле с превосходящими силами спартанской пехоты. Осадной техники тогда не существовало, и Афины благодаря своим стенам были практически неуязвимы.

Жаркие дневные часы стоит провести в прохладе нового Музея Акрополя — огромного бетонного здания у подножия «священной скалы». Здесь вы увидите воплощенную в мраморе идею торжества демократических Афин — фриз Парфенона. Подобная роскошь должна была вызывать у всякого посетителя храма восхищение и уверенность в превосходстве государственного строя и военной машины Афин.

Половина фриза Парфенона была увезена в Британию в XIX веке — теперь в мраморную плиту вплетаются гипсовые фрагменты, заменяющие утраченные. Для ланча отлично подходит кафе музея, а если вы припозднитесь и будете уже искать место для ужина, постарайтесь найти что-то недорогое и не слишком туристическое в шумной Плаке, что у подножия Акрополя.

Например, таверну Σχολαρχείο в пяти минутах ходьбы от музея, которая предлагает меню из фиксированного числа блюд, что приносят на огромном подносе (советую попробовать долму и тушеного кальмара). К востоку от Акрополя находится холм Пникс, где заседало народное собрание, высший законодательный орган Афин.


На небольшом холме в дни собраний толпились не менее 6 тысяч человек, а решать судьбу войны и мира могли не менее 15 тысяч. Так что ничего удивительного, что греческое название «Пникс» означает «давка». Еще и сейчас можно видеть на этом месте возвышение, с которого выступал оратор, — оно ограждено, чтобы каждый турист не пытался произнести отсюда речь собственного сочинения.


Стоя на заветном холме, представим, как это было двадцать пять веков назад. В Афинах тогда царила прямая демократия. Высказываться мог любой, голосование осуществлялось только лично, никаких депутатов, только народ. Перед началом собрания раздавался клич: «Кто хочет выступить?» — откликнуться мог любой.

Перед началом собрания раздавался клич: «Кто хочет выступить?» — откликнуться мог любой

В реальности, конечно, все было не столь идеально: бал правили несколько политиков-ораторов и их сторонники, прекрасно умевшие манипулировать избирателями. Перикл стал одним из наиболее важных ораторов с самого начала своей карьеры. В 463 году он впервые применил свое главное оружие — привлечение политического противника к суду по обвинению в государственной измене и других преступлениях.

Он испробовал эту тактику на Кимоне, одном из основателей Афинской морской державы, стороннике аристократов. Кимон был изгнан, а в Афинах укрепились продемократические элементы, союзные Периклу. Одновременно с этим был расторгнут долгий союз со Спартой, что стало прелюдией к последующей войне за господство в греческом мире.

Перикл в этот период укрепил свое главенство, постоянно переизбираясь на пост стратега, или генерала. Это позволяло ему не только руководить войском, но и играть важную роль в мирной жизни государства. В условиях жесткого ограничения любой власти со стороны демократических институтов он последовательно добивался от народного собрания того, чего хотел. Из молодого политика, который без сомнений прибегал к демагогии, Перикл постепенно вырос в центриста-государственника.


В молодости Перикл провел популистский закон, по которому гражданином мог стать только тот, чьи родители были оба гражданами. Это делало афинян привилегированным сословием в собственном городе, и каждая девушка-гражданка получала своего рода приданое, настолько ценилось гражданство.

Но в зрелом возрасте это помешало ему самому жениться на своей возлюбленной — иностранке Аспасии и легализовать своего сына, тоже Перикла. Де-факто Афины стали государством под управлением одного человека, пусть лишь только первого среди граждан, а не царя.

При этом демократия все равно сохранялась: народное собрание могло ограничить власть стратега в любой момент, предав его остракизму, — и этого Перикл боялся всю жизнь. В общем, если вы еще в школе были очарованы историями про афинскую демократию, как самую справедливую модель общества, почувствовать и чуточку приблизиться к этому времени вы сможете здесь, на холме Пникс.

Воскресенье

Воскресенье стоит начать с идиллических развалин Древней Агоры, где находился центр общественной и политической жизни Афин. Здесь проходило голосование по остракизму: чтобы избежать установления диктатуры, афиняне имели право изгнать любого провинившегося гражданина на десять лет.

В разное время остракизму были подвергнуты такие выдающиеся деятели, как Кимон, Фемистокл, Аристид. Черепки с нацарапанными на них именами политических изгнанников можно увидеть в Археологическом музее Древней афинской Агоры, что находится в длинном здании с колоннами — реплике древней стои Аттала.

В числе прочих экспонатов: скульптур, монет, амфор, глиняных ламп — всего, что было найдено на территории Древней Агоры, — голова Гермеса, бюст Антония Пия, статуэтка Геракла. И среди них — острака, черная глиняная табличка, имена Кимона и Мильтиада на которой может прочитать любой турист без всякого знания древнегреческого. Перикл так и не получил такую остраку, — однако именно здесь, в этом музее, понимаешь, какой именно «черной метки» он так боялся.

Стены, окружавшие могущественный город, были срыты после победы Спарты в 404 году под празднования и игру на флейтах. Лучшее представление о колоссальных размерах этих стен дает фундамент Дипилонских ворот на древнем кладбище Керамик , где сейчас ведутся археологические раскопки, в десяти минутах хода к югу от Древней Агоры.

Хоронили в античности сразу за городской стеной. Через кладбище проходили две дороги: к святилищу в Элевсине, где проводились мистерии в честь Деметры, и к основанной Платоном Академии.


Здесь, на древнем кладбище, гуляя по берегам крохотной речушки Эридан, вы полюбуетесь самым идиллическим ландшафтом Афин и увидите копии древних саркофагов; оригиналы находятся здесь же, в небольшом и изящном Музее Керамика, жемчужина которого — мраморный бык в натуральную величину с гробницы IV века до нашей эры.

Но вернемся к фундаменту ворот. Сельских жителей Аттики эвакуировали в Афины в 431 году, когда спартанские гарнизоны разоряли виноградники и оливковые рощи. В итоге из-за скученности внутри городских стен началась чума. В разгар эпидемии и первых военных неудач в 430 году сограждане сняли Перикла с должности стратега и подвергли крупному штрафу.


На следующий год Перикла вновь избрали стратегом (обычное поведение толпы, замечает Фукидид). Однако он умер во вторую волну эпидемии, так и не вернувшись к полноценному лидерству в городе. Так закончилась жизнь правителя демократических Афин, который — заслуженно или нет — остался в веках как эталон политика и государственного деятеля.