Cover cover cover paris

Путеводитель по старинным кафе и ресторанам Парижа

Добавить
в wishlist

париж
гастрономия
Кафе
Рестораны
старинные кафе
3 795
Путеводитель
на 3 Дня
Этот город в википедии

Парижский день начинается в кафе. За круассаном, тартинкой (половинкой багета со свежим маслом) или просто газетой к кофе, – неважно. Главное – найти свое кафе, где через пару дней, уже не спрашивая, вам нальют нужный напиток. «Кофе с молоком, как всегда?» – у гарсонов наметан глаз. Парижские кафе и рестораны – такие же памятники французской столицы, как и ее улицы, церкви и мосты. А еще с их помощью можно совершить путешествие во времени.

Первый день Завтрак

Кафе — один из символов Парижа. Первые кафе появились в XVII столетии: они были чем-то средним между римской таверной и восточной кофейней. Заведения на восточный манер с темными залами, где курили кальян, отвращали «приличную публику». А в тавернах подавали красное вино, так повелось со времен Средневековья: когда воду в большом городе пить было просто опасно, вино для утоления жажды пили все от мала до велика.

Le Procope

Место, которое в 1674 году сицилиец Прокопио деи Кольтелли открыл на Рю-де-Турнон (Rue de Tournon) и назвал своим именем Le Procope, было первым французским кафе в современном понимании этого слова. Теперь мы бы сказали, что это была «принципиально новая концепция»: зал со столиками, зеркалами, где подавали невероятно модный шоколад и только появившееся мороженое. Так что Le Procope с гордостью заявляет себя «первым кафе в мире».


Блестящая публика стала ходить в Le Procope в 1686 году, когда кафе перебралось на Рю-де-л’Ансьен Комеди (Rue de l’Ancienne Comédie), — тогда неподалеку располагался театр «Комеди Франсэз», и кафе быстро стало местом встреч театральных критиков, драматургов, писателей, философов. Кроме литературной славы Le Procope приобрел славу политическую. Марат жил на той же улице в доме 16 и часто назначал в кафе встречи.

Во дворе Коммерс-Сент-Андре (Cour du Commerce-Saint-André), на задах «Прокопа», находилась типография Марата, где печаталась его газета «Друг народа». Во время революции тут заседали Робеспьер, Дантон, Марат и Демулен. Вам и сейчас с гордостью покажут стол Вольтера и шляпу Наполеона — по легенде, Бонапарт когда-то не смог расплатиться по счету и оставил в «Прокопе» в залог свой головной убор.


Мемориальная доска сообщает, что за одним из столиков работал Бенджамин Франклин. Соединенные Штаты создавались в Париже: в доме 56 по улице Жакоб (rue Jacob), что возле ресторана, 3 сентября 1783 года был подписан Парижский мир, который ознаменовал конец Войны за независимость и заложил основы современного американского государства.

Un dimanche à Paris

В «Прокоп» любопытно зайти, но окружать вас будут одни туристы. Кухня здесь типично французская, поесть можно на 40–60 евро. Парижанин никогда не придет сюда есть — он обойдет знаменитое кафе сзади, по Коммерс-Сент-Андре, и завернет, например, в новый чайный салон «Воскресенье в Париже» — Un dimanche à Paris — на завтрак или бранч. Здесь же расположена шоколадная лавка, которая, в отличие от большинства парижских магазинов, открыта в воскресенье. Внутри салона сохранилась часть крепостной стены, построенной восемь веков назад королем Филиппом Августом.

La Jacobine

Вообще, по Коммерс-Сент-Андре в любом случае стоит прогуляться: она вся — как Париж несколько столетий назад. Найдите ресторанчик La Jacobine и позавтракайте в нем: цены тут демократичные, прекрасный кофе и целая карта сортов чая на выбор, а десерты — едва ли не лучшие в городе.

Первый день Обед

Чтобы пообедать, переберемся на Правый берег Сены. Почти сразу мы окажемся под аркадой дворца Пале-Рояль (Palais Royal). Совсем недавно тут были сплошные лавки, но они постепенно уступают место модным магазинам. Во время революции центром политической жизни страны стали здешние кафе: Сafé Véry, Café de Foy, Café de Caveau, Café des Mille-Colonnes, Café de la Régence, которое в течение двух столетий было местом сбора шахматистов всего мира, и Café des Aveugles.

Le Grand Véfour

Вольнодумцы обсуждали здесь запрещенные цензурой произведения Руссо и Вольтера, и именно в галерее Пале-Рояль располагался магазин, где Шарлотта Корде купила нож, чтобы убить Марата. От прежней гастрономической славы Пале-Рояль остался только ресторан Le Grand Véfour, один из самых старых в мире. Его история начинается в 1784 году, когда господин Альберто, член гильдии лимонадников, открыл роскошное кафе, которое быстро превратилось в место политических диспутов. Виктор Гюго особенно ценил здешнюю баранью грудинку с белой фасолью.

Во дворе Коммерс-Сент-Андре (Cour du Commerce-Saint-André), на задах «Прокопа», находилась типография Марата, где печаталась его газета «Друг народа». Во время революции тут заседали Робеспьер, Дантон, Марат и Демулен. Вам и сейчас с гордостью покажут стол Вольтера и шляпу Наполеона — по легенде, Бонапарт когда-то не смог расплатиться по счету и оставил в «Прокопе» в залог свой головной убор.


Здесь хорошо именно пообедать, вечером цены гораздо выше: обед — от 98 евро, ужин в среднем 200–220 евро. Фирменные блюда «Вефура» — равиоли с фуа-гра, парментье с бычьими хвостами и трюфелями, крем-брюле с артишоком и сорбетом из горького миндаля. По выходным ресторан закрыт. Пришли не в тот день — отправляйтесь в соседний квартал Ле-Аль (Les Halles), где в течение восьми веков располагался знаменитый рынок, получивший с легкой руки Эмиля Золя название «Чрево Парижа» (Le Ventre de Paris). Некоторые заведения тех времен еще сохранились.

Au Pied de Cochon

Знаменитая «Свиная нога» — Au Pied de Cochon — открыта круглосуточно. Поесть тут можно за 30–50 евро. Луковый суп — лучшее утреннее снадобье после бессонной ночи — до сих пор отличный, устрицы всегда свежие, цены приемлемые. Еще стоит попробовать «Искушение святого Антония» (Tentation de Saint Antoine) — фирменное блюдо из ушей, хвостов и пятачков. Несколько лет назад в загончике у входа еще сидел черный поросенок Оскар, теперь его нет, и в воображении рисуется вполне предсказуемый финал.

Знаменитая «Свиная нога» — Au Pied de Cochon — открыта круглосуточно

Со второй половины XIX века, в эпоху Второй империи, когда запретили проституцию и под аркадой уже нельзя было встретить «незнакомку», галерея Пале-Рояль начала пустеть. Предвосхищая Белль Эпок, самыми модными становятся кафе на Больших бульварах. Туда мы и отправимся — это недалеко, можно дойти пешком. Сначала сюда перебрались роялисты, для которых Пале-Рояль был «слишком революционным». Постепенно центр города смещался в эту сторону — к театрам и, конечно же, к ресторанам.

Большие бульвары стали любимым местом прогулок парижских буржуа, вспомним «Милого друга» Мопассана: один из эпизодов романа происходит в Café Riche на бульваре Итальянцев. Самый заметный след во французской литературе оставило «Английское кафе» (Café Anglais). Бальзак упоминает его в «Отце Горио» и «Утраченных иллюзиях», Флобер — в «Воспитании чувств». В своих «Воспоминаниях эгоиста» Стендаль писал: «Три ужина в „Английском кафе“ в неделю, и я в курсе всего, о чем говорят в Париже».

Café de la Paix

Из легендарных заведений того времени — Café Riche, Café de Paris, Cardinal, Café Hardy, Café Anglais — до наших дней дожило только Café de la Paix. Здесь можно поесть или просто выпить кофе. А лучше всего зайти на вечерний аперитив и смотреть на толпу. Стулья тут, как и в любом парижском кафе, повернуты не друг к другу, а к улице, повторяя партер соседней «Гранд Опера». Главный парижский театр — улица.

По Café de la Paix можно судить, как выглядели рестораны времен Второй империи. Тяжеловесный ампир, колонны коринфского ордера, позолота, высокие потолки, росписи на мифологические сюжеты, мраморные столы на львиных лапах. Это кафе повидало немало знаменитостей: его завсегдатаями были Эмиль Золя и Оскар Уайльд, а также почти все известные композиторы, ведь рядом находится «Гранд Опера».


Его любила Марлен Дитрих, вокруг которой всегда собиралось столько зевак, что официанты были вынуждены отгородить себе коридор для прохода на кухню. Во время празднования победы в Первой мировой премьер-министр Франции Жорж Клемансо наблюдал парад войск на Больших бульварах со второго этажа Café de la Paix. А в 1944 году закрытое во Вторую мировую кафе распахнуло двери для генерала де Голля, отпраздновавшего здесь освобождение Парижа. Обед обойдется в 35–60 евро, меню а-ля карт — в 70 евро.

Первый день Ужин

На рубеже XIX и ХХ веков Большие бульвары утратили свою притягательность; денди и снобы перебрались на Елисейские Поля, а богема и публика попроще — в пригородные кабаки. Мы последуем за денди и отправимся на ужин в ресторан La Fermette Marbeuf, отведать зобную железу теленка или другие традиционные блюда французской кухни. Знаменитое суфле Grand Marnier — визитная карточка ресторана, гастрономические критики считают его одним из лучших в Париже. Обед будет стоить около 50 евро.

La Fermette Marbeuf

В столице Франции не так уж много зданий в стиле ар-нуво, и интерьеры La Fermette Marbeuf расскажут вам об этой эпохе в истории города. Стеклянный купол, цветочные орнаменты и женские фигуры в духе Боттичелли охраняются государством. Там, где сегодня находится ресторан La Fermette Marbeuf, был когда-то холл отеля, которому еще повезло — его не уничтожили (после Первой мировой войны стиль модерн утратил в Париже свою популярность), а лишь закрасили краской. Росписи обнаружились случайно, когда в 1978-м здесь был открыт ресторан, — их тут же расчистили и отреставрировали.

Второй день Завтрак

Дальнейший расцвет кафе в конце XIX — начале ХХ веков был связан с совсем другой публикой: настала эпоха Монмартра. Отвергнутые официозным Парижским салоном художники нашли приют в дешевых кафе и кабачках, которые, вместе с их владельцами и посетителями, стали сюжетами картин. До нашего времени из знаменитых артистических кафе дошел только «Проворный кролик» — Le Lapin Agile — традиционный парижский кафешантан.

Le Lapin Agile

В начале XX века «Кролика» купил известный шансонье Аристид Брюан. Совсем рядом находилось общежитие «Бато-Лавуар» («Корабль-прачечная»), где поселился только что приехавший в Париж девятнадцатилетний Пикассо. У дверей «Проворного кролика» часто выставляли котел с супом, чтобы обитатели «Корабля» не умерли с голоду. Кроме Пикассо и Тулуз-Лотрека постоянными посетителями кафе были Верлен, Аполлинер, Ренуар, Утрилло, Модильяни.

«Проворный кролик» — Le Lapin Agile — традиционный парижский кафешантан

Сегодня в «Кролике» по-прежнему дешево (билет на спектакль с напитком стоит 24 евро, для студентов 17 евро), но надо иметь в виду, что теперь это не ресторан, а кабаре: здесь не кормят, только подают выпивку, а со сцены выступают молодые певцы, поэты и артисты, будущие Верлены и Аполлинеры. Чтобы понимать звучащие со сцены шутки, нужно хорошо знать французский, так что большинству туристов здесь особо делать нечего.

Coquelicot

«Кролик» — место это богемное, а значит, не слишком утреннее, так что завтракать на Монмартре лучше всего в обычной булочной — в каждой найдется столик. Отличный вариант — Coquelicot прямо на площади Абесс (Abbesses). Хотите попробовать хлеб, который ест президент Франции? В этом году приз за лучший парижский батон (Grand prix de la meilleure baguette de Paris) получил Себастьян Мовье. До мая 2013 года хлеб для президента пек именно он — в булочной по адресу 159 Rue Ordener. Каждое утро пятнадцать батонов Мовье отправлялись в Елисейский дворец.

Второй день Обед

На обед мы отправимся в еще одно знаменитое литературное кафе 1930-х годов Wepler, что на площади Клиши (Place de Clichy). Этой типичной парижской пивной более ста лет. Она прославилась устрицами по умеренным ценам. Близость Монмартра привела сюда художников (Боннар изобразил здание Wepler на картине «Площадь Клиши»). Теснее всего пивная связана с именем Генри Миллера: здесь он знакомился с женщинами.

Wepler

Заведению удалось сохранить прежнюю атмосферу. Помимо традиционных французских блюд здесь, как и раньше, отличные устрицы, хотя уже не такие дешевые, как во времена миллеровских «Тихих дней в Клиши». Местная терраса — один из лучших наблюдательных пунктов для любителей изучать жизнь площадй. Бертран Блие снимал тут сцены из фильма «Приготовьте носовые платки», а Трюффо — из «400 ударов». Сюда любит заглядывать Шарлотта Генсбур. Отличный обеденный вариант — тарелка с дарами моря (блюдо «Дегустация» — 34 евро, блюдо Wepler — 53 евро).

Второй день Ужин

Импрессионизм родился на Монмартре, а кубизм — на Монпарнасе. Многие знаменитые кафе и рестораны той эпохи сохранились до нашего времени, среди них — La Closerie des Lilas, La Rotonde, Le Dôme, Le Select и La Coupole. «В те дни многие ходили в кафе на перекрестке бульваров Монпарнас и Распай, чтобы показаться на людях, и в какой-то мере эти кафе дарили такое же кратковременное бессмертие, как столбцы газетной хроники», — писал Хемингуэй в «Празднике, который всегда с тобой».

Импрессионизм родился на Монмартре, а кубизм — на Монпарнасе

La Coupole

Чтобы посетить все знаковые места, ужинать придется не раз и не два, а по крайней мере пару месяцев. Поэтому просто зайдем на аперитив в La Coupole, где верхняя часть колонн расписана знаменитыми художниками того времени, в том числе Марией Васильевой. В La Coupole проходили балы «безумных лет» между концом Первой мировой и финансовым крахом 1929 года, писатель-коммунист Луи Арагон познакомился со своей будущей женой Эльзой Триоле, а Генри Миллер заплатил за ужин обручальным кольцом. До Второй мировой тут работали все писатели русской эмиграции, а ближе к нашему времени — Франсуаза Саган и Габриэль Гарсия Маркес.

Lipp

Эпоху Монпарнаса в литературно- художественной истории Парижа сменяет краткая, но яркая эпоха Сен-Жермена. На одном перекрестке встречаются целых три знаменитых литературных кафе — Lipp, Deux Magots и Flore. Пивную «Липп», которая потом превратилась в кафе, открыл в 1880 году эльзасец Леонард Липп. Сначала она носила ностальгическое название «Берега Рейна», а в меню были кислая капуста и пиво. После Первой мировой владельцем стал овернец Марселин Каз, а вывеска сменилась на Brasserie Lipp. В 1935 году Каз основал литературную премию Prix Cazes, которая ежегодно вручается тем, кто не отмечен другими наградами.


В годы Второй мировой Каз бесплатно кормил в «Липп» оставшихся в оккупированном Париже художников и писателей и помог многим из них выжить. В 1958 году он получил высшую награду страны, орден Почетного легиона, за «лучший литературный салон Парижа». «Липп» сохранил и классическую кухню парижского бистро, и замечательные интерьеры 1990-х годов, и даже фасад. Тут по-прежнему бывают политики, актеры, писатели и депутаты. Столик надо заказывать, иначе вы сюда не попадете, ужин выйдет в 50–70 евро на человека.

Ze Kitchen Galerie

Можно чтить чужие традиции, но никто не мешает вам положить начало собственной и поужинать не в самом туристическом ресторане. Например, в Ze Kitchen Galerie — первом парижском «бистрономическом» заведении, получившем в 2009 году мишленовскую звезду. А заодно и выставку посмотреть: ресторан одновременно является картинной галереей. Тут царит атмосфера нью-йоркского лофта; кухня, что называется, авторская. Столик надо бронировать за несколько дней, а за ужин придется выложить около 75 евро.